Интервью с группой Stoneberry

Рейтинг статьи:
Просмотров: 1 312

6 февраля в московском клубе Мастерская прошел концерт группы Stoneberry, после которого, наш журналист Белова Полина задала пару вопросов музыкантам!

Привет, ребята, давайте познакомимся!

Саша (клавишник): Я что ли начинаю? Привет, я Саша, клавишник.

Сколько лет ты в этой группе?

Саша (клавишник): С этой группой я с декабря. Я познакомился с Грантом сначала. Хотелось просто поиграть. Я вообще немного другим занимаюсь, но мы поиграли и он спросил: «Саш, не хочешь поиграть в группе? Приходи на концерт, сыграешь, посмотрим». Я пришел, мне понравилось.

Группа существует уже четыре года, значит ты, Грант, с самого ее начала. Кто были основателями?

Грант (ударник): Я и Илья. Мы одноклассники.

Как вам пришла в голову идея создать группу?

Грант (ударник): Мы гуляли по улице и решили создать.
Илья (басист): Ага, по школьному двору гуляли и решили «а давай группу сделаем?» и… и сделали, собственно. Сначала думали, что это все слова, а потом все пошло, нам понравилось, и вот мы здесь. Это началось… лет семь назад.

Значит, девочка Саша появилась в команде недавно?

Саша (вокал): Ага, Саша вместе с Сашей. Это вот такой у нас дабл Саша. Мы с Сашей учились в одной школе. У нас с ним существует немножко другой проект тоже. Но мы пели и повстречали Гранта, а потом Грант позвал нас к себе.
Саша (клавишник): Ну да, мы, в общем, с Сашей были такие одинокие вдвоем, играли на пианино и, набив шейкер макаронами, исполняли.

То есть вы не просто группа, которая открывает необычные звучания, вы настолько необычные, что набили шейкер макаронами?

Саша (вокал): Это был даже не шейкер, а тамблер для кофе. И вот нас позвали, и мы присоединились, хотя конечно, пытались с ним делать музыку в другом стиле. Что-то более джазовое и фанковое.

Так, мы познакомились с Грантом, Сашей энд Сашей, теперь у нас Антон. Антон, а как давно ты в группе?

Антон (вокал): Четыре с половиной года.
Илья (басист): Да, тогда сформировался основной состав группы. Еще есть Федор, но он в данный момент находится в теплый странах. В общем, мы с Грантом заварили всю эту кашу в университете, на первом курсе, встретив как раз Федора. Потом через год мы встретили Антона и отсчет начался. Мы повесили в интернете объявление, Антон откликнулся, мы встретились, все понравилось, и вот мы начали играть.

И вы добавили джазовое очарование благодаря Славе. Как ты попал сюда?

Слава (духовик): Ну как, просто репетировали вместе.

А ты давно занимаешься музыкой?

Слава (духовик): Всю жизнь, со школы.

А откуда такое название пришло к вам в голову?

Илья (басист): Мы с Федором просто как-то прогуливали пары в столовой, и у нас были варианты Burnberry, Stoneberry, что-то еще было, но в конечном итоге, мы остановились на Stoneberry.

С чем связан тот факт, что вы пишете только английские стихи? Кто так хорошо знает английский?

Антон (вокал): Я хорошо знаю английский и я люблю английскую музыку, зарубежную музыку вообще, и считаю, что у нее большое будущее.

О вас пишут: «По-английски дождливая музыка с редкими проблесками сочного фанка.» и «удачная смешись интимной лиричности текстов с расплывчатой напористостью гитарного шугейза, динамичность инди-рока с возвышенностью и новаторскими идеями экспериментальных жанров, сложные джазовые ритмы с элементами психоделики и электроники.» Как вы сами себя характеризуете? На чем базируетесь и чем вдохновляетесь?

Антон (вокал): Я считаю что это совершенно неважно, и мы никогда не можем четко ответить на этот вопрос. Потому что ты же слышала, что музыка намешана, разная. Мы стараемся просто брать всего понемногу и не заморачиваемся вообще. Инди ли это рок, поп рок… если нам нравится, как это звучит, если это звучит круто, то берем. Я считаю, что это дело журналистов – давать какую-либо характеристику. Мы просто играем и не паримся.

А кто вас вдохновляет из музыкантов известных? Есть такие?

Грант: Кто конкретно из музыкантов? Очень крутой российский барабанщик Руслан Гаджимурадов
Саша (клавишник): Ну если брать из старых, то мой кумир Рэй Чарльз, конечно.
Саша(вокал): Пол МаКкартни, Шон Леннон (сын Джона Леннона),он сейчас такой… очень интересный музыкант, ну и 60ые- 70ые.
Антон (вокал): Меня много кто вдохновляет, и я стараюсь от всех разных брать что-то свое. Я люблю и the Doors, и the Beatles, и Radiohead.
Илья (басист): Я брал что-то от Дэвида Гилмора, хоть он и гитарист. Ведь я басист.. поэтому, взял то, что мне у него можно взять. Что-то от Гайя Пратта, от группы Dredg много чего взял. В общем, все вот в этом ключе.
Слава (духовик): Да много кто конечно, в данный момент, Bobby Hackett например, дальше Джордж Брунс такой есть, Петр Мамонов обязательно конечно. Много разных коллективов.

Что для вас является самым сложным в реализации себя и проталкивании на российский рынок?

Саша (клавишник): Российский рынок — он и есть самый сложный. Он сам, его проблема. Она заключается в том, что очень мало людей хотят что-то новое услышать, люди зомбированы. Они сконцентрированы на той музыке, которая им нравится. Она простая, примитивная, и ничего нового они не хотят. Проблема в том, что ничего больше и не ставят. Слушают то, что пропагандируют. Грубо говоря: «нам ставят Верку Сердючку, мы ее слушаем. Что по радио играет, то мы и слушаем». Они навязывают и пропихивают свое, а таким группам как мы очень сложно пробиться.

Вы уже не новички на сцене, что бы вы пожелали/порекомендовали начинающим?

Грант (ударник): Много-много заниматься. Я готов, если у меня есть возможность, просидеть восемь часов за инструментами, занимаясь. И я советую это делать всем, потому что, если говорить языком физическим, то я считаю, что группа – это принцип суперпозиции, соответственно, чем больше каждый из этих четверых или пятерых будет работать, тем больше будет прогресс. Саморазвитие прежде всего.

Антон (вокал): И еще не нужно думать, что вы крутые. Что купил гитару, и ты уже крутой. И каждый раз, когда придумываешь новую песню, и тебе кажется, что она божественна — расслабься, это обычная песня, не надо на ней зацикливаться. Надо просто делать еще лучше, еще лучше, еще лучше.
Да, вот раньше у меня было в плеере закачено что-то определенное, и я слушал это. Я, пожалуй, пожелаю слушать много новой музыки. Слушать все абсолютно. Я понимаю, что у музыкантов есть чувство ревности, когда он слышит что-то крутое, и он не может это что-то с легкостью принять. Надо слушать много нового, чтобы от каждого что-то взять.

Грант (ударник): Очень важна для музыканта музыкальная гибкость. Очень важно для любого музыканта быть максимально гибким. То есть, если ты играешь рок музыку, это не значит, что ты не должен уметь играть джаз, фанк, латинскую музыку, нет, ты должен уметь играть все. И вот если ты умеешь играть все, и при этом играешь простые вещи, это будет звучать в сто раз лучше, чем если бы не умел играть все остальное.

Илья (басист): Те, кто садятся заниматься, им важно не тупо спортом заниматься, грубо говоря, уметь запиливать, а нужно, чтобы голова работала, нужно развивать музыкальное мышление.
Все должно быть в гармонии, нужно уметь, как и технически себя подать, так и в плане сочинения, и артистизма.
Музыкант, в первую очередь, любит музыку.